НЕ ДАЙ ВАМ БОГ УЗНАТЬ, ЧТО ТАКОЕ ВОЙНА

Каждый год сокращаются ряды ветеранов. К сожалению, река времени скоротечна, и у каждого свой час ухода из жизни. Недавно наша семья навсегда попрощалась с моим дедушкой — Лагуновым Петром Дмитриевичем, который зачастую был и «папкой» и «мамкой» в одном лице мне и моим братьям. Не дожил старый солдат до семидесятилетнего юбилея Победы. Но у меня сохранились его воспоминания о днях сражений за освобождение Ленинграда.

— Отрежь, Анна, мне хлеба, граммов пятьдесят, — говорил обычно дед, сидя за столом.

— А сколько это? Почему ты, деда, измеряешь хлеб в граммах? — спрашивала я. 

— Привычка со времен войны! В армии до войны питание у нас было нормальное, но с начала боевых действий в сорок первом году появились перебои. Когда началась блокада Ленинграда, еду выдавали строго по норме. Бывало, и недоедали. Не дай Бог узнать тебе, что такое война! Все было раздавлено, смято внезапно нахлынувшим горем. Жили мы в землянках, блиндажах. Страшно! — говорил он мне.

Давно нет его родной деревни Темной, что находилась на территории Тоболтуринского сельского совета Байкаловского (ныне Тобольского) района Омской (ныне Тюменской) области. Оставались в его памяти одни воспоминания, и он часто в минуты особого душевного состояния возвращался назад, в годы своей юности, переворачивая одну страничку памяти за другой.
Петр Дмитриевич Лагунов

Петр Дмитриевич Лагунов



Трудолюбия ему было не занимать. С малых лет, после окончания семи классов Кутарбитской школы на «отлично», работал на полях колхоза имени Фрунзе вместе с сестрами Прасковьей, Анной, Марфой и братом Михаилом.

Примером для них был отец, Дмитрий Васильевич, который имел личное хозяйство, занимался рыбной ловлей, работал в колхозе после коллективизации.

Мать Петра Дмитриевича тоже преподносила уроки добра и трудолюбия: Ульяна Иосифовна была домохозяйкой, а потом — разнорабочей в колхозе.

В восемнадцать лет, в октябре 1940 года Байкаловским военкоматом мой дед — Петр Дмитриевич — был призван в армию. Служил он в Ленинградском военном округе. Находясь на действительной военной службе, от непосредственных командиров и из сообщений по радио узнал о начале войны. Военнослужащие встретили новость с тревогой, так как находились тогда на финской границе. Дед в это время был рядовым, пулеметчиком, наводчиком 45-миллиметрового орудия.

В первый бой он вступил в составе 72-го стрелкового полка в сентябре 1941 года. Вскоре, 25 октября, стрелковый полк, в который попал мой дед, направили в осажденный Ленинград. Сибиряков на пароходе переправили на другой берег Ладожского озера. Полк занял позицию под Синявинскими высотами, которые удерживали враги. Отсюда немцы обстреливали город из дальнобойных орудий. После артиллерийской подготовки стрелковый полк пошел в наступление. Но из-за хорошей готовности к бою гитлеровцев, из-за нескончаемого свинцового града с немецкой стороны пришлось на некоторое время затаиться. Командир приказал артиллерийскому взводу выдвинуться на линию огня и подавить вражеские точки. Воспользовавшись замешательством врага, полк бросился в атаку и завладел одной высотой. Но положение города еще долго оставалось тяжелым, ведь враг просто так не сдался. В этом бою дед получил тяжелое ранение в правую ногу от пули финского снайпера: у него была перебита кость, порваны сосуды.

— Пятеро нас было друзей. Один на гармошке хорошо играл, второй — на гитаре, а мы пели. Соберемся, бывало, вечером и затянем песенку. Да после перестрелки, когда меня ранили, один я остался, не осталось в живых ни Ваньки Тихомирова, ни Мишки Поленецкого — ни одного моего друга. Горько, как горько! — вздыхал он.

С октября 1941 г. по март 1942 г. дед проходил лечение в эвакогоспитале № 28 города Ленинграда. Нога была раздроблена. Много времени понадобилось на восстановление здоровья, но так он и хромал всю оставшуюся жизнь. После выздоровления был комиссован и направлен по месту жительства родителей.

Духом наш фронтовик не пал. В послевоенные годы, невзирая на утраченное здоровье, трудился, занимался общественной работой. Окончание войны встретил, работая в милиции. По направлению Байкаловского райвоенкомата стал трудиться в органах внутренних дел. Здесь и встретил свою любовь, обзавелся семьей. За 34 года службы прошел путь от постового милиционера до заместителя начальника районного отдела внутренних дел. После ликвидации Байкаловского района долгие годы работал участковым уполномоченным в селе Байкалово, уволился со службы в звании майора.

Имя моего деда, отличника милиции, занесено в Книгу Почета министерства внутренних дел СССР. Он награжден орденами «Знак Почета», Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» и многими другими наградами.

— Когда будете меня хоронить, в гроб-то меня в пиджаке с медалями не кладите, будете потом своим детям показывать, мол, дедушка служил, Родину защищал, и вы ее любите, — такой он дал наказ.

Умер Петр Дмитриевич, не дожив два дня до очередного Дня Победы — седьмого мая 2011 года. Почетный караул… Три залпа холостыми в небо…

А его милицейский китель до сих пор висит, весь увешанный орденами и медалями, дедушка оставил его на память будущим поколениям, чтобы потомки помнили, какой ценой досталась стране Победа!

Анна Зевакина, телефонист приемной генерального директора

Память народа

Подлинные документы о Второй мировой войне

Подвиг народа

Архивные документы воинов Великой Отечественной войны

Мемориал

Обобщенный банк данных о погибших и пропавших без вести защитниках Отечества

LiveJournal Share Button